Светлана Борминская (borminska) wrote,
Светлана Борминская
borminska

Categories:

Моя Первая смерть и последняя смерть

Мне было года четыре, когда я увидела первую смерть.
В нашем саду прадедушка Николай вырастил сказочный тенистый яблоневый рай.
Мне в руки попал малюсенький выпавший птенец, я его положила на мягкую траву в коробочку
из-под сахара и пыталась поить каплями воды и кормить мухой.
А он через какие-то часы заснул навсегда. Маленький серый и желторотый.
Я так плакала в этом зелёном и солнечном травянистом раю,
словно из меня вырвали и горло и душу, и лицо и лёгкие и глаза, и отобрали воздух,
насыпав вместо него острые камни - я не могла дышать.

Я потом так не плакала никогда.

Потом уже в школе, лет в 11 или 13 я вдруг поняла, что умру - и это было нестерпимо год или два.

В тридцать три я вдруг перестала бояться смерти. Потому что она - это избавление. Она - это покой и тишина.
При этом я никому её не желала. Сам вид её - в умершем человеке, которого закапывают и его едят черви -
нет, не надо, особенно близким, и даже врагам.

А потом сами собой появились мысли о предпочтительности.
Во сне - прекрасно!
Авария-самолёт - мгновенно и всё.
Огонь, вода или мороз - страшно. Нет и нет.
Болезнь - страшно.
Быстрая, на миру, от выстрела на профессиональном посту - хороший конец жизни (как К. сейчас в Турции).
От дурацкого случайного выстрела (Тальков) или нападения бандитов - не пожелаешь врагу.
Скоропостижно и мгновенно, когда идёшь или бежишь - счастье.

Это не надуманно. Это просто само собой так сложилось в голове.

___
Tags: 2016, я
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments