Светлана Борминская (borminska) wrote,
Светлана Борминская
borminska

Олино счастье

Оригинал взят у 4250 в Занимательные истории визуализаций, часть 1
Есть у меня одна знакомая, единственная в своём роде, которую я, нимало не кривя душою, могу назвать исключительной и необыкновенной женщиной. Для удобства повествования и соблюдения некоторой анонимности буду называть её Ольгой. Признаюсь, что никогда не испытывала к этой женщине душевного расположения и тёплых чувств, однако восхищаюсь ей и уважаю, как мало кого из известных мне женщин. Оля вызывает во мне некое холодное отторжение потому, что она представляет собой тот редкий женский тип с математическим складом ума, которая на любой пас отвечает мгновенно, без размышлений и сомнений, самым жестким образом, и бросок её всегда точен. Попытаюсь пояснить на характерном примере: как-то я сидела у неё в гостях, мы мило беседовали, между нами царило доброе взаимосочувствие. Пришёл с работы её свежеиспеченный муж, зашел в комнату, поздоровался, Оля нас познакомила, мы вежливо улыбнулись друг другу, он пошёл мыть руки. Я, наивная женщина, вежливо говорю Оле: "Ну, надо же, дорогая, поздравляю - он у тебя такой красавец и сразу видно, что прекрасно воспитан и настоящий мужчина!", а Ольга в тот же миг, улыбнувшись мне улыбкой убийцы сквозь прицел охотничьего ружья, сказала, открывая форточку: "Знаешь, моему мужу внушают отвращение женщины, пользующиеся парфюмерией и косметикой, поэтому тебе лучше сейчас уйти, а я проветрю после тебя комнату."
Таких неожиданных и совершенно незаслуженных ударов в солнечное сплетение я получала немного, поэтому какое-то астматическое самочувствие не оставляло меня довольно долго. Я никак не ожидала от столь неженственной особы столь бабского поведения.
А теперь я поведаю вам содержание нашей многочасовой беседы, которую прервало появление Олиного мужа. Собственно, это была наша первая и последняя исповедальная беседа, до которой я не имела представления о её жизни и судьбе.
Оля родилась и выросла в Ленинграде, взаимоотношения в её семье были достаточно неординарными, растил её папа, и он так и остался для неё самым близким родителем. К моменту Олиного вступления в брак оба родителя покинули её ради новых семей, оставив дочери трёхкомнатную квартиру. Что может быть лучше?
Забыла сказать, что Оля весьма нехороша собой. Высокая, мослатая, с грубым неправильным лицом, крупным носом и зубами, небольшими круглыми глазами, всегда небрежно одетая и неухоженная, не источающая ни грамма женственности, вся какая-то жёсткая и самоцельная, что ли. Единственное, что её украшало - это налёт интеллекта и силы духа на лице, а также ощущение целеустремлённой энергии во всем теле, что, собственно, немало. Но тем не менее, имея отдельную квартиру, она имела все шансы на успех и вышла замуж за сокурсника ещё на третьем году обучения в ВУЗе. Последовательно Оля родила троих сыновей. У старшего отмечались небольшие проблемы со здоровьем, средний уже был обречён на обучение в специальном учреждении, третий, видимо, был совсем безнадёжен, поэтому ещё в больнице Оле перевязали трубы, потому что дальнейшие попытки продолжения роды были уже бессмысленными. Как каждому взрослому человеку понятно, Олиному мужу не нравилась такая жизнь, больные дети и необходимость кормить большую семью действовали ему на психику самым трагическим образом, в результате чего однажды, не вынеся воплей младшего младенца, он со злости шваркнул его об угол стола, сломав ребёнку ногу. Хотя, конечно, об этом мне Оля впрямую не говорила, но моё воображение живо дорисовало общую картинку по отдельным штрихам, и я уверена, что это очень естественное течение событий. После длительного мучительного лечения и последовательного обрушения здоровья младенец умер, Ольга тут же развелась с мужем, не поднимая ненужной шумихи, что также говорит в пользу её ума.
"И вот, - говорит Оля, - я стала думать, как мне жить дальше. 30 лет, двое больных детей, никакой материальной поддержки, слабое здоровье - надо что-то делать. А что я могу придумать, кроме как выйти замуж за доброго, умного, чадолюбивого, но состоятельного мужчину? Только как это можно выполнить с моими исходными данными? К тому же, у меня не было других мужчин, кроме мужа, я стесняюсь мужчин и не представляю, как себя вести." Тогда несчастная женщина разработала план. Прежде всего ей надо было побороть естественную робость перед мужчинами, поэтому она начала с малого: каждый вечер она красилась, одевала короткую юбку и выходила прогуляться на проспект с собакой на поводке. А на этом проспекте, кроме неё, имеют обыкновение прогуливаться проститутки, и Оля тщательно их копировала. Лохматый пёс на поводке отметал подозрения в характере её вечерних прогулок, однако внимательные мужские взгляды она привлекала и, собирая всю храбрость в кулак, она научилась не опускать глаза, а выдерживать вызов и даже улыбаться в ответ. Потом она набралась духу и стала захаживать в кафе и пивные с целью подцепить всё равно кого на один раз, лишь бы перешагнуть барьер робости и страха.
"Я внутренне сжималась в комок, холодея от страха, но призывно улыбалась каждому, твердя себе: я пойду с любым при первом же намёке, какой бы он ни был пьяный, грязный и отвратительный, я не сробею и не отступлю, потому что мне это нужно, потому что от этого зависит моя судьба и судьба моих детей." Как это было мне понятно! Как это было отчаянно по-женски и искренне! Что бы там ни фантазировали мужчины о блядской женской природе, но это совсем не так. Я, как и мои ближайшие подруги, тоже до сих пор так и не смогла научиться смотреть мужчинам в глаза, не краснея и не опуская головы, будто они мистические василиски, способные меня немедленно испепелить.
"И как-то раз, наконец, всё получилось, а потом уже мне стало легко и свободно общаться с мужчинами, я перестала их бояться."
Ольга записалась во всевозможные клубы: туристические, для тех, кому за 30 , для повышения самооценки, как быть счастливым и т.п., прошла фотосессию и разместила свои фоторгафии на всех брачных сайтах и во всех брачных фирмах, однако никакого толку от этого не было. Между прочим, она записалась на какие-то курсы, где всем прилежным ученикам обещалось достижение любого желания в сроки, кратные 7: семь часов, дней, недель, месяцев или лет. И она начала усердно заниматься визуализациями своих сокровенных желаний, обыкновенно перед сном. И как-то через 7 недель ей позвонил из брачного агентства какой-то очередной соискатель, а Ольга привыкла к бессмысленому, ни к чему не приводящему мельканию мужчин, поэтому особого внимания на него не обратила, договорилась где-то там с ним встретиться, а на свидание пришла затрапезно и с авоськами продуктов, объяснив кавалеру, что идти в театр-кино-ресторан ей неинтересно, она спешит домой к детям готовить обед и если ему, кавалеру, очень хочется с ней пообщаться, то он может взять у неё часть авосек и пойти к ней домой, пообщаться на кухне, пока она занимается хозяйством. На что мужчина нестандартно отвтил: "Если уж идти к женщине в дом, то навсегда", а Оля, пожав плечами, наплевательски ответила: "Ну, навсегда, так навсегда". Они пошли домой и с тех пор не расставались.
"Я специально сходила к учителю с курсов, поблагодарить, а он изумился и признался, что я единственная из знакомых ему людей, которым метод так удивительно помог. Видимо, всё дело в математическом складе ума, умственной дисциплине и отсутствии излишнего воображения."
Дальше я наблюдала события Олиной жизни на расстояни, по-соседски.
Мужчина оказался из важной семьи, состоятелен, интересен, при должности и связях. Они поженились, он подарил ей машину, медовый месяц они провели в очень дальней экзотической стране в гостях у приятеля-дипломата. Его родители даже сейчас, по прошествии многих лет, бьются в истерике от неудачной женитьбы сына и абсолютно уверены, что она его заколдовала с помощью чёрной магии, но он отвечает, что жена ему ближе родителей и их мнение его не колышит. Последним аргументом родителей было, что Оля не сможет родить им внука, а даже если б каким чудом и смогла, то ребёнок будет болен, как все остальные её дети. Видимо эта мысль ему в голову запала, и Оля опять решилась прибегнуть к практике визуализаций, но цель тут была уже гораздо более трудноосуществимой. Проведённая специально для предотвращения беременности операция была необратима, а плохая наследственность, крайне слабое здоровье и строгие моральные принципы не позволяли прибегнуть к суррогатному материнству. Однако Оля уже знала, что надо делать! Мечтать перед сном! И она очень быстро забеременела, нормально выносила, родила, а ребёнок выжил после комы, причём даже без последствий для здоровья и наследственных проблем.
После ещё одна наша общая подруга средних лет удачно вышла замуж и родила, а также удивительным образом решила жилищную проблему для себя и даже своих детей. Эта подруга также была математиком и большим начальником.
Такие выдающиеся примеры не могли меня не вдохновить. Я выпытала у Оли подробности методики и приступила к занятиям.
Продолжение следует...

Subscribe

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments