February 20th, 2018

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
О-чик

Чудо

Поставила варить манную кашу и забыла.

А она сварилась и не подгорела.

Вывод: каша разумна.

А суп - доцент.
О-чик

Сергуняй

...прокурор Лариса Сергуняева потребовала для подсудимого три года общего режима.

Это ж что ж за Сергуняй когда-то был.
О-чик

15 января этого года





умерла Лариса, жившая рядом с Сызранью - http://nyura77.livejournal.com/
в доме среди снега.

Она была очень красивая, остались сын, муж, дом, коты и много снега.
Она писала рассказы. Очень много смешных рассказов.
Она водила машину, как самый заправский шофёр.
Светлая память, Ларисочка!!!

ГОЛУБКА

Васенька, так звала ее бабушка. Василиса теперь плакала, вспоминая маленькое морщинистое лицо и сухие ручки, напоминающие птичьи лапки.
Почему-то Василисе казалось, что люди с возрастом все больше похожи на птиц. Бабушка была похожа на голубку. На их голубку. Эта птаха когда-то прибилась к ним еще птенцом и кормилась до старости - целых семь лет. Василиса всегда узнавала ее по окрасу головы - один глаз находился на сизом поле, другой на белом. Голубка прилетала, садилась на откос подоконника и всматривалась в муть стекла. В любую погоду открывали окно и сорили хлебными крошками или оставшейся кашей. Голубка никого не подпускала к своей кормушке - дралась с воробьями и голубями, храбро атаковала местных котов, пытающихся сделать ее своей добычей. Потом подряхлела, съежилась и однажды Василиса нашла ее бездыханной на земле под окном.
Так и бабушка. Была когда-то шустрой и жизнерадостной, но с годами ее пронзительно-синие глаза выцвели до водянисто-белых - Василисе казалось, что они не умеют уже видеть. Волосы поредели и напоминали горсть пепла, рассыпанного по голове. Тело усохло и умещалось на "детском" диванчике Василисы.
- Васенька, - звала бабушка, - посиди со мной.
Но Василисе нужно было бежать на свидание или танцы, в техникум или кино.
- Посижу потом, бабуль, - обычно говорила она и исчезала.

Бабушка умерла тихо, как голубка. Также однажды нашла ее Василиса утром на диванчике без дыхания и почему-то помолодевшую. Морщины разгладились, губы сложились в полуулыбку, а щеки даже порозовели. Пришли соседки-подружки, хлопотали и наряжали бабушку в последний путь - из комода появился знакомый узелок со смертным. Теперь глядя на этот нехитрый узелок, Василиса улыбнулась.

- Бабуль, чего это у тебя? Что-то новенькое, я этого еще не видела.
Бабушка отвлеклась от стряпни.
- Васенька, зачем надела? Это ж смертное.
- Что такое смертное? - Василисе тогда было десять лет и она еще не задумывалась глубоко о жизни и смерти.
- Вот помру, меня нарядишь в эти платье, платок и тапки. Ну, теперь уж не в эти. Теперь уж эти буду носить, раз ты примерила.
- Чего еще выдумала, - Василиса даже ногой притопнула, - чтобы я не слышала таких разговоров.
И потом еще несколько раз разрушала бабушкины смертные узелки таким образом - примеряла и хохотала: "Я тебе, бабуля, помереть не дам". Бабушка, зная характер Василисы, все же спрятала однажды свой узелок так, что та больше не нашла его, сколько ни искала. И вот он, лежал, оказывается, в комоде под старыми выкройками.

Теперь Василиса осталась одна. Бабушка когда-то ей заменила маму, папу и сестру, которые поехали отдыхать и больше не вернулись, самолет, на котором они летели, обгоняя ветер, рухнул с высоты птичьего полета.
- Они меня бросили? - спрашивала Василиса.
- Нет, что ты, - гладила бабушка свою пятилетнюю Васеньку по голове, - приедут скоро, задерживаются просто.
Правду Василиса узнала в семь лет, но не почувствовала себя одинокой - с ней была бабушка, самая лучшая на свете. Бабушка умела рассмешить и успокоить, посоветовать и продостеречь. Как же теперь без нее?
Василису душили слезы, она впервые переживала смерть так близко.

Теперь началась жизнь после бабушки. Взошло солнце, задребезжали трамваи, подул ветер, а вот прилетела голубка. Она смотрит на Василису и нетерпеливо ходит по откосу подоконника. Василиса открывает окно.
- Бабуля?
Сыплет крошки.
- Как хорошо, что ты вернулась!