November 22nd, 2016

Коля улыбается

...

отсюда - http://antrum.livejournal.com/?skip=80

- Софочка! - вдруг кричит водитель.
Тишина.
- Софочка! - повторяет он.
Женщины тревожно переглядываются. "Кого там зовут?" - катится тихое бормотание по салону. Таинственная Софочка не выявлена.
Выясняется, что так любовно водитель объявлял остановку "улица имени Софьи Ковалевской". (Надеюсь, на площади Ленина он восклицает: "Вовочка!")
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
О-чик

...

отсюда - http://antrum.livejournal.com/?skip=80

Рано утром села в маршрутку. Водитель, взяв мои деньги, сказал:
- Первый пассажир! Надеюсь, рука у вас легкая.
- А как же! - заверила я.
И на следующей остановке мы намертво заглохли.


А сегодня во время поездки обнаружила в волосах березовую сережку. Обрадовалась и нарочно не стала снимать. Через минуту сережка уползла мне на руку и оказалась бледнолицым червячком. В испуге я смахнула его на пол.
Под конец пути увидала, что червячок по-арестантски мерит проход: взад-вперед, заложив руки за спину. Как ни крути, никто не заслуживает смерти в транспорте. Усадила его на проездной талон и понеслась к выходу, но тут у меня под рукой выросла внезапная женская голова. И в ее волосах, конечно же, мгновенно образовалась березовая сережка.
Во мне все замерзло: как его теперь снять, не доведя при этом даму до инфаркта?
Мертвым от стыда голосом я сообщила:
- У вас на голове божья коровка. Можно забрать?
Когда я выселяла червячка в траву, оказалось, что в волнении он выпустил нечто вроде клейкой нити и теперь волочится за мной, точно домашний питомец. Я так усердно трясла проездным талоном, что обронила. И пожилая дворничиха крикнула:
- Вот сучара! Я же только там замела!
О-чик

...

отсюда - http://antrum.livejournal.com/?skip=80

На остановке двое мужчин лет тридцати.
- Ну давай выпьем... Я сбегаю, принесу.
- Нет. Я, когда выпью, башню теряю.
- Да мы по чуть-чуть.
- И не уговаривай. Я, правда, совсем дурной становлюсь.
- А мы по сто - и разойдемся!
- Я выпил сто и нассал Серёгиной маме в абажур.
Подстрекатель замолкает, лишь уважительно косится на собеседника.
Коля улыбается

...

Иерусалим признан беднейшим крупным городом Израиля

По данным центрального статистического бюро Израиля (ЦСБ), Иерусалим является самым бедным крупным городом Израиля. Причиной такого низкого места израильской столицы в рейтинге считают многочисленное ортодоксальное и арабское население города.

___
Коля улыбается

...

отсюда - http://antrum.livejournal.com/?skip=100


В подземном переходе охранник средних лет. Истрепанный, хмурый, сальная куртка, усы всклокочены. Сутулился на табуретке и выразительно произносил в телефон:
- Не представляю! Даже не представляю, что эта женщина могла во мне найти. Ну хмырь - и хмырь.
Редко встретишь такую спокойную самокритичность. Хотелось его расцеловать.

* * *

Бог говорит со мной через таксистов и общественный транспорт. Недавно ехала в маршрутке, не было еще и шести утра. И улицы неприступные и бежевые, и поручень так холодит, что ойкаешь, и от недосыпа все внутри трясется, будто трусливое желе. Я села и задумалась о своей незавидной участи. И тут сзади заговорили женщины, оказавшиеся водителями трамваев.
- Я сдуру забыла будильник переставить, - сказала одна. - Еле успела выйти вовремя. Вчера ж [в воскресенье! - прим. перев.] на пять часов заводила, да так и оставила.
И вся моя саможалость с позором улетучилась.
А потом я проспала бы нужную остановку, если бы не гражданин, который заехал мне сумкой в бок и для верности еще наступил на ногу.
- Ничего страшного. Зато разбудили! - сказала я в ответ на его извинения.
- Правда? - воодушевился гражданин. - Так надо было еще и подзатыльник... подзатыльник, да!
Мир дружелюбен и приветлив, и вокруг множество людей, готовых протянуть увесистую руку помощи.

* * *

В автобусе девушка с истеричным макияжем и острыми малиновыми ногтями. Источает мощный цветочный аромат, агрессивно осматривается по сторонам. Под ее взглядом, признаться, я немного очкую.
Девушка заговаривает с грузином и через пять минут сообщает:
- А ты смелый. Меня, вообще-то, мужчины боятся.
- За что?
- Не знаю, - и кокетливо опускает глаза. - Наверное, красивая слишком.
Коля улыбается

...

отсюда - http://antrum.livejournal.com/?skip=100

Пришла на узи; врач был молодой, серьезный. Красивый, как снегирь! Спросил: "Получится открыть шею?" Я с таким рвением оттянула ворот, что обнажила еще и грудь.
- Мне... мне действительно нужна только шея, - потупившись, сказал врач.
Что со мной делает мужская красота! Потом лежала с непроницаемым лицом, только вздрагивала от глубинного смеха. "Холодно, да?" - переживал врач-снегирь, деликатно шевеля датчиком.

* * *

Однажды бабушка решила крестить мою сестру Женю. Той был всего месяц. Кто-то советовал пригласить священника домой. За окном был холодный март, и бабушка сочла идею разумной.
Знакомые знакомых нашли священника. В назначенное время тот явился. Красивый, молодой, в элегантном костюме. Попросил возможности побыть одному, чтобы подготовиться к таинству.
Через десять минут в комнате мягко сияли свечи и иконы. Священник ждал, облаченный в рясу. Обряд состоялся.
После хотели его отблагодарить.
- Нет-нет. Денег я не возьму, - сказал священник.
- Но вы же ехали через весь город... Столько времени, столько неудобств.
- Ничего не возьму. Знаете, ведь я уже бывал здесь...
Бабушка замерла.
- В этой комнате я когда-то пересдавал зачет по химии, - торжественно закончил священник.
Бабушка лихорадочно вгляделась. Перед ней стоял Витя М., бывший хулиган и двоечник.

* * *

...один таксист предлагал шоколад, отпустил комплимент моим ботинкам (вы бы видели эти говнодавы), проезжая мимо цветочного рынка, спросил, какие цветы я люблю, и еще пытался подарить розовую мышь. А на прощанье сказал:
- Я смотрю, вы не ведетесь на красивые ухаживания.

* * *
Коля улыбается

...

отсюда - http://antrum.livejournal.com/?skip=100

Под окнами прошагали два чувака неряшливого гопнического вида. Один со значением сказал:
- Судьба есть, но мы узники своей судьбы. Понимаешьбля?

* * *

Возле дома родителей живет гладкая черно-белая кошка. Любит путешествовать по подъезду. Соседи уважают ее за то, что в своих странствиях она ни разу не нагадила.
Папа недавно курил на лестничной клетке. Вдруг эта кошка. А чуть погодя - одна соседка. Папа обменялся с ней парой слов и походя упомянул про кошку.
- Как? Она же умерла! - воскликнула соседка.
Убедилась в том, что кошка таращит вполне земные зеленые глаза, топорщит жесткие усы. Охнула и позвонила в дверь другой соседке:
- Марья Ивановна! Кошка наша опять в подъезде!
- Как? Она же умерла! - воскликнула та.
Могу себе представить, что тогда творилось в Иерусалиме.

* * *