October 9th, 2015

Коля улыбается

А в моём роду

А в моём роду
видели беду.
А в моей семье
не веселие.
А в моей стране
холодно вдвойне.
А в глазах моих
виден черновик
жизни всей-всей-всей –
от варяг до грек.

Я почти что сплю –
жизнь идёт к нулю.
Мне с собой легко –
детство далеко.
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Коля улыбается

Развлекательное чтиво

Оригинал взят у unibaken в развлекательное чтиво
Ранжирую по степени воздействия на мою эмоциональную сферу, от максимума по нисходящей:

Энтони Дорр, "Весь невидимый нам свет".
Перевод Е.Доброхотовой-Майковой.
Очень сильное впечатление.
Сразу скажу:  прячу идеологическоэ под кат, если сомневаетесь - не читайте,  Collapse )
Потерявшая зрение девочка, со своим любимым папой (который работает  в Париже, в национальном музее естествознания, как герой Жюля Верна Пьер Аронакс), спасаясь от войны,  приезжают  к сумасшедшему дядюшке в Сен-Мало - Бретань, западная Франция, - пиратский  старинный  город-крепость на побережье.
Немецкий мальчик из приюта, радиолюбитель,  благодаря светлой голове попавший  в элитную нацистскую военную школу и затем - практически ребёнком - на фронт.
Драгоценный камень стоимостью в пять Эйфелевых башен. Миниатюрные макеты городов. Слышанные в детстве радиопередачи. Книги.
Удивительные совпадения, пронизывающие  Мироздание, печальная и романтическая история.
Автору ставят в вину  простоватый язык, а мне наоборот, понравилось, что повествование ведётся в основном в настоящем времени, и  благодаря простому порядку слов в предложении ритм фраз такой, тревожный: "она встала, она пошла, она взяла" (или  в переводе дело?), выходит просто захватывающе, не оторваться. 
И уж чего-чего, а антифашистского пафоса  в книге предостаточно. Не в виде лозунгов (хотя  и лозунги забавны - что сами о себе говорят истинные арийцы, которые "должны быть белокуры, как Гитлер, стройны, как Геринг, и высоки, как Геббельс"; а также забавны и методы, которые сначала предлагает "старушечий клуб сопротивления" - заложить бомбы им в башмаки, накакать в хлебное тесто).  Но в самой ткани жизни, взросления, предательства и самопожертвования, старости, любви и смерти, всего человеческого, где уродливое и прекрасное перемешано; и  если речь о прощении, о примирении, то по-моему, автор свою задачу выполнил.


Пола Хоскинс, "Девушка в поезде".
Перевод В.Антонова.
Очень-очень понравилось.
С поклоном  Хичкоку: фантазии о людях, живущих "в окне напротив", в данном случае, в доме, который виден из окна притормаживающей на светофоре электрички. Тем более любопытно, что  героиня и сама  жила рядом когда-то, в точно таком же доме.  Всем близкая (но и не  спекулятивно используемая)  идея долгих рефлексий о  бывших, которые счастливы без нас. Плюс "тридцатилетне-девочковые" темы, многим знакомые на личном опыте: о неудовлетворённом желании иметь детей, да хоть и о недовольстве собственным телом, об экзистенциальном кризисе:).  Форма повествования - передача  слова разным героиням, - а может быть, они  всей правды не говорят? -неожиданные флеш-бэки... Жутковатые шутки подсознания, алкогольная амнезия. Отличный триллер.


Яна Ванер, "Вонгозеро".
Только недавно читала скандинавский детектив "Чужая птица", тоже об эпидемии гриппа, но тут более выпукло, нагнетание апокалиптических настроений в житейских деталях, и на отечественном материале. Здоровско, конечно. Мне эта зимняя дорога  (в целом знакомая) через мёртвые города и деревни аж снилась.   И интересно, что название книге дано по конечному пункту,  это как бы  метафора спасения, земли обетованной, - по сути, неведомая дыра,  в которую  все потом попадают, и что-то там будет дальше - неизвестно, даже окрестные пейзажи, прекрасные, наверное,  едва обрисованы. А по-моему, автор нарочно  придумала сюжет вокруг вируса, и с необходимостью бегства и предполагаемой в дальнейшем совсеместной жизнью таких  вот персонажей, чтобы   с психологическими ловушками в странной структуре семьи поразбираться (тоже вполне знакомая история об умолчаниях, о ревности), и с субличностями чтобы  можно было поиграть.

Элизабет Джордж, "Всего одно злое дело".
Перевод А.Петухова.
Теперь-то  уж точно последняя (пока) книга серии, и одна из самых грустных. Я так переживала за Барбару.
Обожаю семьи англичан-пакистанцев, какими их рисует автор (где-то у неё была история  про невестку с золовкой, столько там всего:)
А здесь плюс ещё и такие обаятельные итальянцы.  Тосканские пейзажи, весна. Древний город. Сумасшедшая "монахиня" и это вот всё...  некоторая антиклерикальная интонация, как часто у этого автора, слышна. Но в то же время столько юмора и света - общечеловеческого, так сказать, -  в разгадках кодов,  в наложениях  пластов. Попытки как-то оправдать жестокость и малодушие. Неправдоподобные пугающие сюжеты, в которых  без пощады  задействовано самое   дорогое, то самое, ради чего вообще всё, - страшно. Про карты с изображениями великомучеников (итальянская бабушка показывает  их мусульманской девочке Хадие), про Жанну дАрк, которую узнала Барбара, "потому что это мы, бритты, сожгли ее",- смешно:) И всех жалко, как всегда. Надеюсь,   Элизабет Джордж не бросит ни своих героев, ни нас.
Коля улыбается

Один день в Абхазской горной деревушке.

Оригинал взят у nu4to в Один день в Абхазской горной деревушке.
Привет! Меня зовут Юля, мне 36 лет. Мы с мужем художники и велопутешественики. Правда, последний год мы провели дома, в Подмосковье, зарабатывая на следующее путешествие (один день из нашей домашней жизни я уже публиковала тут). И вот, наконец, мы снова в пути. Впрочем, сперва мы решили проверить себя: может быть, пришла пора сменить образ жизни? Второй нашей мечтой, после велопутешествий, была уединённая жизнь в деревне. И вот, нам представилась прекрасная возможность её попробовать.

PhotoGrid_1443652170635.jpg

Collapse )